• Татьянин день

    0
    scissors
    день студента

    Всем бывшим студентам посвящается

    Сегодня в России сразу два праздника – женщины с именем Татьяна отмечают свои именины, а большая часть молодежи с размахом отмечает день студента. Вот и мне вспомнились веселые бесшабашные студенческие годы.

    Дни Турбиных

    Термех – это курс теоретической механики. Очень занудная и малопонятная теоретическая наука. К счастью, нам, будущим инженерам-экономистам, этот курс преподавали в сокращенном виде.

    Читал его колоритный преподаватель по фамилии Турбин, а практику вел его сын – Турбин-младший. Он учил нас решать задачи. Причем задание на семестр выдал сразу, предупредив, что, кто сделает его самостоятельно и заранее сдаст, тот до конца семестра на практическое занятие может не ходить. «Прекрасное предложение! Нельзя им не воспользоваться!» - с такими мыслями я обратилась к сокурсникам в параллельную группу. И – о счастье! – мой вариант совпал с вариантом отличника! Отличник, естественно, делает задание сразу и разрешает мне вес списать. Я сдаю задачи Турбину-сыну и с чистой совестью пропускаю все практические занятия.

    И вот сессия. Как сдавать термех? На что надеяться?

    В один день экзамен сдают две группы – мы, экономисты, и ребята-механики, у которых это один из основных предметов.

    Турбин-отец запускает в аудиторию сразу всех. Помогать принимать экзамен приходит его сын. Условие одно – экономист садится рядом с механиком. Мы тянем билеты и начинаем готовиться. Я в полном смятении: не знаю ровным счетом ничего! Сосед по парте мне достался понимающий, подсунул свои конспекты, списывай, мол, от сих до сих. Но ведь еще задача! И ее как-то надо решить. Наши экономисты ломают голову над своими, и никто не соглашается мне помочь. Я снова тычу в бок соседа-механика: «реши!» «Элементарно!» - отвечает он и в два счета решает мою задачу. Я добросовестно все переписываю, и туту раздается вопрос: «Кто готов?» Я поднимаю руку и иду сдавать Турбину-сыну. Тот смотрит мой листок и, ни о чем не спрашивая, без лишних слов выводит в зачетке пятерку. «вы ее заслужили!» - одобрительно произносит он.

    С тех пор прошло уже больше двадцати лет, но при встречах однокурсники всегда вспоминают мое «отлично» по термеху.

    А вы говорите – не может быть. Может, еще как может!

    Знания по валенкам

    Историю партии у нас на курсе читала старая дева – Любовь Феофановна.

    Она требовала, чтобы все ее лекции писали под диктовку, обязательно приходили на предэкзаменационные консультации, а на экзамен приносили конспекты лекций. На которых на каждом листе она ставила свою подпись, чтобы никто не принес чужой конспект.

    Сдавали историю КПСС мы в зимнюю сессию.

    Девчата написали шпаргалки –их получилось целое море, и, чтобы не запутаться, мы составили по ним путеводитель.

    экзаменВ ту зиму особым шиком было ходить в валенках. Поэтому путеводитель был такой: правый валенок, левый валенок и пояс, на котором перечислялось, какие ответы искать в левом, а какие в правом. Успешно сдав экзамен, хозяйки шпаргалок свое «богатство» отдали мне.

    Я разложила шпаргалки согласно путеводителю и отправилась на экзамен. Взяла билет, достала волшебный пояс и стала готовиться.

    Да только конспирация моя подкачала – Любовь Феофановна заметила мои манипуляции и отобрала шпаргалки вместе с путеводителем.

    Долго потом она показывала студентам путеводитель и при этом всегда спрашивала, какие у кого знания в правом валенке, какие в левом, а какие в поясе.

    Я же экзамен пересдала, но уже другому преподавателю, по слухам, лютому врагу Феофановны, который, нисколечко не интересуясь моими знаниями предмета, сразу же вывел мне «хорошо». Пятерки по истории КПСС в те времена ставить запрещалось.

    Раз ку-ку, два ку-ку, я висела на суку

    С физкультурой я, мягко говоря, не дружила. И в списке спортивных достижений мое имя никогда не числилось.

    экзаменДо зимы мы исправно бегали по стадиону и занимались общефизической подготовкой. Но вот выпал первый снег и, как самый строгий приговор, прозвучало: «Все на лыжи!» Вот тут-то все и случилось. Лыжи и я – две вещи несовместные. До института я на них и не становилась никогда. А тут первая пара – восемь утра, декабрь. Темнота кромешная.

    Пришли мы на лыжную базу. Все получили лыжи, встали на них и… побежали по накатанной лыжне. Я же ни ботинки надеть не могу, ни крепления закрепить. Мне помогли, и с грехом пополам я двинулась по лыжне. Одна – все умчались далеко вперед. Бреду потихоньку в темноте, начинает светать. Лыжня постепенно спускается вниз, и я медленно по ней качусь. Но вот спуску приходит конец, передо мной образуется небольшой, но довольно крутой подъемчик.

    Как на него забраться? Ноги в лыжах съезжают вниз! Рядом никого, кто мне поможет? Пытаюсь вспомнить кадры из телевизора: как в данной ситуации поднимаются спортсмены. Ага, они ставят ноги «елочкой» и таким образом поднимаются вверх. Сейчас попробую!

    Ставлю ноги «елочкой» и усердно пытаюсь взобраться на горку – не тут-то было. Лыжи предательски скользят, и я опять сползаю вниз. Так, что же мне делать? Отстегнуть ботинки от лыж не могу – закрепить-то их мне закрепили, а как снять, не показали. Время идет, занятие заканчивается, надо на вторую пару успеть! И тут меня осеняет. Вижу, рядом дерево, дикая яблоня. Держась за ее ветки, потихоньку карабкаюсь наверх… Один шаг всего остался! Но тут вдруг приключается такое, что и в страшном сне не привидится. Ветки спасительницы вдруг обламываются, и я со свистом съезжаю с горки. При этом задним местом напарываюсь на сук и повисаю на нем! Вишу невысоко, лыжами достаю до земли, но спрыгнуть с сука не могу, больно! Пытаюсь немного раскачаться, чтобы сломался сук – ничего не выходит! Просто караул!

    На базе тем временем всех подсчитали, видят – одна пара лыж не вернулась. Отправили на поиски парня по кличке Букварь.

    Болтаюсь я себе на ветке, спрыгнуть не могу, вот-вот заплачу. Но поднимаю глаза и вижу – на пригорке стоит Букварь. Ехидно улыбаясь, он спрашивает: «Вам помочь?» - «Естественно!»

    Букварь наклоняет сук, отцепляет меня, отстегивает ботинки от лыж, и вот уже я топаю на базу. А на попе рана болит. В медпункте из-за нее меня даже от занятий на три дня освободили – как сидеть-то?

    После этого происшествия мои физкультурные таланты оценили по достоинству – перевели заниматься в спецгруппу для освобожденных. А занятия лыжным спортом закончились для меня навсегда. Правда, мое приключение долго еще вспоминали. Особенно Букварь – до самого окончания института он предлагал помочь мне и снять с сука.

    ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? СДЕЛАЙТЕ ДОБРОЕ ДЕЛО, ПОДЕЛИТЕСЬ СО СВОИМИ ДРУЗЬЯМИ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
    ДРУЗЬЯ, ПРИГЛАШАЮ ВАС ДРУЖИТЬ:
    Tags: , ,

Ответить

12892645