• Расплата

    0
    scissors

    расплатаВот уже больше тридцати лет у меня не выходит из головы эта история. О ней я никогда не знала бы, не случись в одной семье страшной трагедии. Тогда-то и поведали мои односельчане о том, что произошло здесь полвека назад.

    В 1956 году Сергея - красивого и здорового парня ­забрали в армию. У матери он был единственный сын, не балованный, приученный к труду.

    Семья крепко стояла на ногах: дер­жали много скота, работали в совхо­зе. По сравнению с другими жили в достатке. Имели свой дом, а по соседству жила многочисленная родня: тётки, дядьки, сватья да бра­тья. Отслужив, сколько положено, Сeрёжа вернулся домой, да не один, а с красавицей невестой.

    Невесту приняли настороженно. Она как цветочек была, очень краси­вая. Свадьбу сыграли как положено. Света стала законной женой Сергея. Оба молодые, кровь с молоком, любовь промеж них неописуемая. На работу - вместе, дома по хозяйству также вместе справляются и везде вместе, никуда друг от друга. По, ста­рым традициям жена на ступень, а то две должна быть ниже мужа, а тут, одумалось свекрови, что-то не ладное происходит. Не по душе матери Сергея такое, благо родня рядышком, не надо далеко ходить, чтобы всё это обсудить.

    «Приколдовала Светка Сергея совсем. Он и с нами почти не общает­ся, только с женой», - жалится она сёстрам.
    И понеслось! Пустились все как один Сергею говорить, что приворо­жила его Светланка, раз не может он без неё. Защищая жену, поругался парень с матерью, но та не призаду­малась, не остановилась. То ли сама надумала корыстный замысел, то ли сёстры подсказали: положила мать под подушку Сергея молитву приворота. Молодые, конечно, ничего об этом не знали. Наутро проснулись, Света, как водится, постель застила­ет: хотела поправить смятую простынь, а из-под подушки бумажка какая-то выпала. Свекруха тут как тут - быстро подняла листок и сунула Сергею: «Читай вслух!» Сергей принялся читать, свекрови того и надо. «Я тебе говорила, что Светка тебя приворожила, а ты не верил!» - кричит она. «Ничего я не подкладывала», - оправдывается молодая жена. Шум, гам поднялся – всего не опишешь.

    И пополз по совхозу слух. Собрали комсомольское собрание – ругали, стыдили бедную девушку. Как она ни плакала, что ни говорила, все бесполезно. Исключили ее из комсомола, выгнали из дома, а была она на третьем месяце беременности. Почти четыре месяца прожила она в том совхозе у добрых людей, что приютили ее, все надеялась, что Сережа вспомнит о ней, позовет назад. Но этого не случилось.

    Каково же было молодой женщине ехать домой с животом! Родители пускать не хотели, и ругали, и уговаривали вернуться. В те времена девушке родить без мужа было большим позором.

    Беременности уже было семь месяцев, и перед отъездом на родину, где Светланка собиралась рожать, пришла она к дому любимо­го. Во дворе был свёкор. «Папа, может, пустите меня? Я так люблю Серёжу, не могу без него, у нас ребёнок будет», - просит Света. В то время свёкор с вилами в руках убирал навоз у скотины, с этими же вилами кинулся он на Свету: «Иди отсюда, цыганка!» Света едва успела отскочить от калитки.

    Света уехала, постепенно разгово­ры стихли, люди забыли. Сергей через полгода снова женился, жил теперь с Галей, детей у них не было.

    Света родила дочь, снова вышла замуж. Сергей исправно платил али­менты, но душа у него болела, хотел, ближе к дочке быть, да не решался - то ли родителей ослушаться боял­ся, то ли бывшей жене в глаза посмотреть стыдился .
    … 1973 год, июль. Уборочная страда в самом разгаре. Сергей, агро­ном, все дни пропадал на полях. В тот жаркий понедельник, проверяя работу комбайнёров, мотался на своём мотоцикле с поля на трассу, где туда-сюда сновали грузовые  автомашины с зерном. Под одну из них и попал наш Сергей. Смерть, наступила мгновенно. Это было ужасное потрясение не только для семьи, но и для всего совхоза! Доброго и приветливого Серёжу все очень любили. Сколько людей пришло на похороны! Я стояла в толпе, вдруг слышу, женщины зашептали: «Смотрите, смотрите, как выносят Сергея из дому! Нужно ногами впе­рёд, а они головой, они же призыва­ют ещё покойника».

    Церемония шла своим чередом.

    Закопали Сергея, бросили в могилу по три горстки земли, как положено, и  родные отправились на поминки. Среди многочисленной родни Сергея ­был его двоюродный брат Саша, при­ехавший из Волгограда. «Дядя Вася, не томи, дай выпить, а то душа сгорит от горя», - попросил он отца Сергея. Захватив другого брата, Бориса, отправились они в гараж. Отец покой­ного достал бутылкy водки, разлили по стаканам. Саша выпил залпом, дядя Вася чуть глотнул и отставил (он был непьющим), а Борис подержал во рту и сказал: "Это не водка». Это и вправду не спиртное оказалось – электролит. Как бутылка с ним затеса­лась среди водочных, неизвестно.

    С кладбища, расположенного на холме, хорошо было видно, как скорая подъехала к дому покойника и, раз­вернувшись, помчалась в райцентр. Но так и не успели Сашу довезти до больницы, по дороге он умер. Дядя Вася тоже сильно пострадал, сжёг пищевод, а Борис отделался ожогами ротовой полости.

    Вот тут я и вспомнила ту примету, о которой судачили женщины. Два часа прошло с похорон Сергея - и в доме второй покойник. Саша был всего на год моложе своего брата, остались пятилетний сынок и жена на сносях.

    Тот год вышел очень урожайным. За полученный урожай полагались хорошие премии, и мы - я работала бухгалтером - начислили с этих сумм и Сергею в счёт алиментов. Вскоре в совхоз пришло письмо от Светы, где она благодарила, что мы никогда не задерживали алименты и даже после смерти Сергея она полу­чала деньги, которые помогали ей растить дочь. Но после смерти кормильца полагалось оформить пенсию дочери. За этим и приехали в село отец Светы и её дочка Лена, которой к тому времени исполнилось 14 лет. Остановились у сватьёв, т. е. родителей Сергея. Оформляли бумаги в бухгалтерии. Леночка сидела недалеко от меня, и мне, чужому человеку, стало не по себе - это была копия Сергея. Девочка – и так похожа на отца! Даже носом сопела так же, как он. Каково же было бабушке увидеть единственную внучку!

    Но каждое дело заканчивается, и они уехали. Жена Сергея Галя, получив свою дою наследства. Также отправилась к своим родителям, и старики остались одни.

    И вот поминки в годовщину смерти. В коридоре стоял большой сундук, где хранились продукты. Отец Сергея подошёл к нему и, не успев открыть, упал на крышку, чтобы больше уже не подняться. Спустя ещё полгода у матери, Сергея признали неизлечи­мую болезнь- рак. Жизни ей отписа­ли совсем мало. Когда она подписы­вала завещание, просила сестёр и племянников: «Пожалуйста, выделите моей внучке побольше денег, или давайте я сама отошлю ей. Видите, как нас Бог наказал за всё». Но родственники закатили скандал: «Пусть едет твоя внучка и ухаживает за тобой, и хоронит. Сергей ей алименты всю жизнь платил, хватит с неё». Так и умерла Светина свекровь.

    Когда же пришло время всё утря­сти с завещанием, оказалось, что оно недействительно. Написанное и подписанное, оно не было заверено у нотариуса. И первой наследницей оказалась внучка Лена: одних денег двадцать пять тысяч - в то время это были очень большие деньги. А ­ещё и дом, и прочее хозяйство.
    Отбили телеграмму, чтобы Света с дочкой срочно приехали. Всё офор­мили на внучку, лишь от дома Света отказалась: «Деньгами пусть пользу­ется моя дочь, которая выросла без отца. А этот дом, в котором все вымерли, нам не нужен» ...
    Вот так жизнь совершенно чужих мне людей оказалась примером того, что за грехи не сразу, но обязатель­но приходит расплата.

    ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? СДЕЛАЙТЕ ДОБРОЕ ДЕЛО, ПОДЕЛИТЕСЬ СО СВОИМИ ДРУЗЬЯМИ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
    ДРУЗЬЯ, ПРИГЛАШАЮ ВАС ДРУЖИТЬ:
    Tags: , , , , , ,

Ответить

12892645