• Какая она, любовь?

    0
    scissors

    любовьС Художником мы познакомились, когда мне было 17. Заскочила однажды к школьной подруге...

    - Привет, Лизка, дай почитать чего-нибудь.

    - Как ты вовремя, слушай! Прям спасла меня – брательник достал!

    - У тебя есть брат? Вот новости!

    - Двоюродный. Приехал в гости и учит меня жить. Проходи скорей, вдвоем мы его «забьем».

    В комнате дожидался высокий красивый парень. Волосы до плеч, карие глаза с хитринкой.

    - Катя, - представилась я.

    …Лизкин брат учился на 3-м курсе художественного института и жил в доставшейся от бабушки однушке. Эта квартира и стала для меня центром вселенной. Все студенческие сборища происходили в ней. Там много говорили о живописи, спорили, мечтали, делились планами. Там впервые ХУДОЖНИК поцеловал меня…

    Наш роман и романом назвать было нельзя. Не было букетов, ночных гуляний, поцелуев на скамейке… Все было обычно и буднично. Мы напоминали супругов. Проживших вместе лет двадцать. Я знала его наизусть: какие рубашки он носит, какой чай пьет по утрам, знала все его жесты и поступки. Ни слов любви, ни сцен ревности…» Неужели это и есть любовь?» - думала я.

    Так прошло года три. Художник получил диплом и работал реставратором, попутно писал картины. Его хвалили, считали талантом, даже устроили пару выставок. По его совету и я стала студенткой искусствоведческого факультета.

    Однажды он пришел домой очень веселый и сообщил:расставание

    - Меня пригласили на стажировку во Францию, в известную фирму.

    - Здорово. Надолго?

    - На два года…

    - Ты с ума сошел! А как же я ?! Это же как из армии тебя ждать!

    - Зачем ждать?! Распишемся, и поедешь со мной.

    Это прозвучало так обыденно, будто мы уже давно все решили. Он не просил моей руки, не обещал вечной любви. Он констатировал факт.

    - А институт – бросить? А маму я на кого оставлю?

    - Об этом я как-то не подумал…

    - А ты вообще обо мне думаешь?

    - да что на тебя нашло? Выход же есть. Возьмешь академ. А мама все поймет и отпустит тебя…Будешь приезжать к ней в отпуск.

    - Ты к своей «в отпуск» приезжай! – крикнула я и вылетела из квартиры. Все! Ни слез, ни истерик, ни горечи от того, что тебя бросили.

    Художник уехал. Я стала жить дальше. Конечно, скучала. Но не так, как не хватает порой брата или друга. Я многим была обязана Художнику. Он направил мою жизнь в нужное русло, и за это я была ему благодарна.

    Все изменилось в одночасье. Я встретила Сашу и влюбилась. Роман был бурным, через три месяца поженились. Два года упивались друг другом, потом все сошло на нет. А еще через два года мы расстались.

    Художник тем временем закончил свою стажировку, но в Россию не вернулся. Получил хорошую работу в той самой фирме, обустроил квартиру в центре ПАРИЖА. В общем, был на коне и ни о чём не жалел. Всё это мне рассказала Лизка.

    как привлекать к себе мужчин- Дура ты, Катька,- говорила она, - такого мужа упустила. Жила бы сейчас в Париже, работала в каком-нибудь лувре .. С твоим-то образованием! Или дома сидела бы, занималась мужем и детьми.
    - Нет у меня никаких детей!
    - Вышла бы замуж за Художника - были бы, - отрезала подруга. - Кстати, он скоро в Москву собирает­ся. Может, возобновишь «знакомс­тво"? Могу посодействовать.
    - Не надо, Лиз, что было, то про­шло ... Он и не вспомнит меня.
    - Шутишь?! Он всё время про тебя спрашивает. Любит он тебя до сих пор. Я же вижу.
    - Да нет, Лизка, так не любят. Пусть живет себе в парижах и горяне знает. Бог даст, женится.

    - Плохо ты моего братца знаешь, подруга, - рассмеялась Лизка.
    Время шло. Художник делал пора­зительные успехи в своей «импорт­ной» карьере: дорос уже до вице­президента компании и получал при­личные деньги. По нашим меркам - почти миллионер ...
    ... У Лизки умерла бабушка. На похоронах было много народу. В толпе я не заметила Художника. Но дома, на поминках, поймала на себе его взгляд. Он совсем не изменился: такой же красивый, аж дух захваты­вает. Те же волосы до плеч, только седина на висках появилась. Мы смотрели друг на друга и молчали.
    Когда я собиралась домой, он вдруг возник в дверях:

    - Провожу тебя?
    На улице он заговорил первым.

    - Как ты живёшь?
    - Как все. Мама болеет сильно ...
    - Могу чем-то помочь?
    - Да чем тут поможешь ...
    - Всё ещё злишься на меня?
    - Да я и не злилась никогда ...
    - А мне казалось ...
    - Тебе казалось.
    - Зачем ты так? Думаю, мы оба виноваты в том, что произошло.
    - Слушай, Художник, давай не будем выяснять отношения. Лучше о себе расскажи.
    - А что рассказывать? У меня всё отлично. Даже слишком ...
    - Разве хорошо бывает слишком?
    - Оказывается, бывает. Это когда есть всё, но ничего не радует. Потому что нет главного. И получить это главное ты не можешь ни за какое золото мира.
    - А что для тебя главное?
    - Семья, наверное ...
    - Неужели ты, такой красивый и успешный, не можешь во всей Франции найти жену?

    - Получается, что не могу ...

    Мы подошли к подъезду. Он вдруг притянул меня к себе и как-то по-детски спросил:
    - А можно я тебе буду звонить?
    - Дурак ты, Художник. Конечно, можно.
    Так возобновился наш роман.

    Мы писали друг другу, он часто звонил, часто приезжал в Москву. Он знал обо мне всё. Даже то, что детей у меня никогда не будет - в своё время врачи вынесли этот страшный приговор ...

    встречаОднажды за 10 минут до Нового года Художник возник на пороге с шам­панским, мандаринами и чемоданом подарков. В тот раз получился очень весёлый праздник. Даже мама посидела с нами часок. Это был её последний Новый год ... Через два месяца её не стало. А ещё через неделю не стало и отца. Не знаю, как бы я все это пережила, если бы не Художник. Он примчался в Москву, целый месяц приводил меня в чувство. Настоял, чтобы я защитила наконец диссертацию. Мне и в самом деле нужно было чем-то заняться. Скоро я стала кандидатом наук. Художник звал в Париж. Я находила кучу причин, чтобы не ехать. Но однажды все же решилась.

    - Знаешь, Художник, - сказала я ему по телефону, - стели ковровую дорожку и ставь самовар. Через неделю я приеду посмотреть твой хваленый Париж. .

    Потом были две недели в Париже. Я увидела город, его музеи, позна­комилась с друзьями Художника, увидела его квартиру. Огромную, в два этажа! «Всё хорошо, только не мой это город, - думала я. -Вот вернусь домой, заведу собаку, и заживём с ней душа в душу».
    И опять звонки, письма, редкие встречи. Ни тебе слов любви, ни шекспировских страстей, тишь да гладь ... Я решила выучить французский: «Пусть будет, авось сгодится». Через полгода я написала Художнику по-французски. Он отве­тил моментально: «Кто тебе пере­водил? Ни за что не поверю, что ты выучила язык». В следующий мой приезд Художник убедился, что был не прав: я лихо щебетала на французском, всё понимала и понимали меня.
    Так мы и жили: он - там, я - здесь. Никто не решал­ся сделать шаг первым. «Хороший, надёжный друг»,
    - говорила я о нём знако­мым. Годы летели, в свои 35 я добил ась всего, чего хотела. Хорошая работа, квартира, друзья и даже любовники. Вот только семьи не было. «Ну и ладно, - утешала я себя, - Зато у меня есть много того, о чем замужние и не мечтают».

    Как-то осенью, когда за окном поливал дождь, меня вдруг одолела страшная тоска. Я села за компьютер и напи­сала Художнику прощальное письмо. «Не знаю, кто я для тебя, - писала я, - но понимаю, что так продол­жаться не может. Мы знаем друг друга почти 20 лет, и ни разу ты не говорил о любви. Я и не представ­ляю, какая она, любовь. Наверное, ты тоже не знаешь ... Иногда мне кажется, что дороже тебя у меня нет никого, иногда я тебя просто нена­вижу. Давай прекратим мучить друг друга и закончим наш вялотекущий роман. Ты много сделал для меня. Если нужна будет моя помощь, толь­ко скажи ... » Я нажала «Отправить» И выключила компьютер.
    Ночью меня разбудил звонок в дверь. Чертыхаясь, я поплелась открывать. Художник стоял на поро­ге. Уставший и мокрый от дождя.
    - Мне действительно нужна твоя помощь, - сказал он. - И я на самом деле не знаю, какой бывает любовь ... , Зато знаю, что, как только тебя увидел, пропал навсегда. Вот уже 20 лет я люблю тебя и всегда думал, что ты это понимаешь. Я хотел быть рядом, но ты всё время держала меня на расстоянии. Я устал. Хватит. Ты права, этот роман пора заканчивать ... и начинать нормальную семейную жизнь.
    - Ты что, делаешь предложение?
    - Да. И отказы не принимаются. Я постараюсь сделать всё, чтобы ты была счастлива. Только не бросай меня ...
    - Художник! .. - только и смогла вымолвить я.
    Нашей Машке уже пять. Права была Лизка, когда говорила: «Выйдешь замуж за Художника ­- все у тебя будет. Плюй на врачей».
    И вот результат ... сидит за столом; болтает ногами и отказывается есть. Художник, чтобы отвлечь ребёнка, стал читать ей сказки Пушкина. А Маня ковыряет в тарелке и гундит:
    - И каша ваша противная, и Пушкин ваш тоже противный ...
    - Разве так можно? - возмутил­ся Художник. - Пушкин - это наше всё.
    - Ваше всё - это я, - важно сообщила Маня. А ведь она права!

    ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? СДЕЛАЙТЕ ДОБРОЕ ДЕЛО, ПОДЕЛИТЕСЬ СО СВОИМИ ДРУЗЬЯМИ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
    ДРУЗЬЯ, ПРИГЛАШАЮ ВАС ДРУЖИТЬ:
    Tags: , , , ,

Ответить

12892645